Телефон:

Новости

Дело было в Таиланде...

 

Прошло почти два года, прежде чем я решился «взяться за перо» и рассказать о том, что со мной произошло, рассказать из первых уст, как все было на самом деле, а не то, что писали в СМИ. Поделиться своим опытом, можно сказать, горьким опытом, чтобы подобное не повторилось.

Итак, дело было в ТАИЛАНДЕ…

В Тай я приехал осенью 2015 года с группой своих друзей-дайверов, чтобы понырять, а конкретной целью было остаться там поработать. У меня сертификат ассистента инструктора PADI, а до инструктора никак не мог дотянуть по финансовым причинам. В Тае мне представилась возможность поработать в дайв-клубе «Арго», но я не спешил. Были определенные сложности.

Во-первых, официальное разрешение на работу в Таиланде стоит довольно больших денег, которых у меня не было. Во-вторых, опять же, для официального трудоустройства необходимо было открыть ИП и обязательно на двух человек (таковы тайские законы для иностранцев). В-третьих, условия работы были, мягко говоря, муторные. Каждый день рано утром надо было ехать в «Арго», грузить снарягу на «тук-тук» (тайский национальный транспорт) и потом тащиться в порт, где все перегружать на корабль. Успевать было нереально, нужно было брать в аренду байк, а это меня совсем не вдохновляло. Друзья, бывшие со мной, помнят удивительную и поучительную историю про тайскую «ночную бабочку», которая сбила меня с ног на байке при переходе улицы.

Но это отдельная история.

В общем, я пребывал в сомнениях. Но, как часто в нашей жизни бывает, подвернулся удачный случай. Шанс. Одна из последних «нырялок» (ознакомительных) на острове ПХИ-ПХИ. Чудное место. Разговорившись с местными дайверами, я узнал, что на Пхи-Пхи тоже есть русский дайв-центр и что туда требуется дайв-мастер с перспективой получения сертификата инструктора. Клуб назывался «Веселый Роджер».

Я обрадовался. С ребятами из «Роджера» я нырял в Туапсе и в Абхазии, организация их была мне знакома. Место прекрасное, дайв-клуб в двух шагах от порта и пристани, остров чудный и, главное, пешеходный. В городе запрещено любое движение транспорта, даже велосипедов. Условия мне понравились, и я согласился, тем более что нелегально там работать проще. На весь остров 5 полицейских, не имеющих отношение к эмиграционной службе. В общем, хорошие условия.

Прибыв на Пхи-Пхи, я нашел дайв-клуб сразу рядом с портом. Но был он не совсем русским центром. Точнее, совсем не русским. Зарегистрирован он был как тайский клуб «Скулдайверс». А под его крышей угнездился целый интернационал: бразилец Хосе, израильтянин Асо, француженка Мишель, японка Саша и еще, и еще… веселая отзывчивая компания. Ну и мы, 3 русских. Мой напарник Сергей, дайв-инструктор из Владивостока и наш старший, Палыч Левинский. Палыч встретил меня как родного. Тут же ввел в курс дела, объяснил особенности национального дайвинга в Таиланде.  Помог устроиться с жильем, подбросил деньжат, и я с ходу приступил к работе.

Корабль компании «Скулдайв» был одним из лучших дейли-ботов в порту острова Пхи-Пхи-Дон, самый большой и единственный обитаемый из группы островов. Имеет очень красивую бухту с причалом, пирсом. В этой-то бухточке и базировался дайверский флот. Суденышку, конечно, было далеко до самого скромного дейли-бота в Египте. Но наш ботик имел душ на дайв-реке и оборудованную верхнюю палубу для загара. Многие дейлищики, как оказалось впоследствии, не имели и этого. Запас воды на других суднах был настолько скудноват, что не хватало даже на опреснение снаряги. Но речь не об этом… Речь пойдет о дайвинге.

Итак, я приступил к своим обязанностям дайв-гида, дайв-мастера, дайв-лидера, называть можно по-разному. 3 прекрасных острова, вокруг которых расположились замечательные дайв-сайты, использовались для локальной нырялки. Остров Ко Бида Нок, отвесная скала, поросшая джунглями, с небольшой красивой лагункой. 1 дайв-сайт - Ко Бида, можно сказать, скала-близнец Бида Нок, но без лагунки. Дайв №2 - остров Пи-Пи-Лей, довольно большой и красивый, имеющий большую бухту внутри острова с шикарным пляжем.

Остров Пи-Пи-Лей знаменит тем, что именно на нем, именно в его бухте снимался фильм «Пляж» с Леонардо ДиКаприо в главной роли. Каждый день тысячи людей на яхтах, лодках, спид-ботах, катамаранах устремлялись к этому обетованному берегу. Каждый день, поклонницы и фанатки набирали по горстке красивого морского песочка, по которому ступали ноги известного актера. И каждый день значительно пополнялась тайская казна, ибо остров был объявлен заповедником, и вход на него был платным: 300ТНБ с носа стоило это удовольствие. Вот и посчитайте.

Но нашу дайверскую братию это, слава богу, не затрагивало. Мы ныряли не в самой бухте, а неподалеку от входа в неё. В бухту заходили только на ланч и искупаться. Место нырялки называлось по названию отвесной скалы с гротами – «Малонг». Вторая стенка недалеко от первой – «Патонг».

Дайвинг осуществлялся по следующей программе. В 8.00 утра загрузка баллонов и снаряжения в порту Пи-Пи-Дон. Далее бот шёл к Бида Нок. Путь занимал примерно 45 минут. Первый дайв там. Время, как обычно от 30 минут до часа или как пойдет. Бида-Нок самый дальний из локальных сайтов. Потом шли в обратную сторону на Пи-Пи-Лей, заходили в бухту. Там завтракали и примерно 1 час отдыхали, купались и загорали. Потом, второй дайв на выходе из бухты. Затем обратно в порт. В 14.00 обычно мы уже были в офисе. Развешивали снарягу на просушку, расходились отдыхать, один оставался в офисе для привлечения туристов и записи на следующий день. Вечер естественно был свободным, гуляй не хочу…Было время у меня побывать и на пляжных дискотеках, и на фаер-шоу и рок-барах. Недаром Пхи-Пхи называют тайской Ибицей.

Однако я снова отвлекся. Про острова, про акул и черепах я подробно рассказывал в предыдущих статьях. Вернемся к событиям тех дней.

1 февраля 2016 я дежурил в нашем офисе на набережной, когда группа туристов стала спрашивать русских инструкторов. Я представился. Парень 30 лет представился Сергеем Дмитриевым, предъявил сертификат Advance и сказал, что хочет погрузиться на следующий день. Мы запланировали стандартные формы освобождения ответственности, мед.форму и т.д. Подобрали Сергею снарягу. И разошлись, чтобы встретиться утром в порту.

Настало утро 2 февраля 2016 года. В 7.45 утра мы с Сергеем взошли на борт «Скулдайверс». В 8.00 корабль отчалил от пристани. Швартовые отданы, полный вперед, к нырялке!!!

В это утро кроме нас с Дмитриевым на борту находился наш второй русский инструктор Сергей с группой русских дайверов. Был Кассе с группой испанцев. И, конечно, больше всего вездесущих китайцев. Как обычно полный интернационал. Когда бот поравнялся с островом Пи-Пи-Лей, инструктора засуетились. Меня тоже пригласили на «военный совет». Кассе предложил совершить первое погружение здесь, на Малонге. Аргументы? No people! Действительно пусто. На Малонге мы обычно погружались вторым дайвом. Но сегодня no people! Надо пользоваться. Принято единогласно. Течение в это время с севера на юг, значит, двигаться будем в сторону бухты Майя-бей. Точнее, в сторону входа в бухту.

Мы с Дмитриевым быстро собрали снарягу. Пока китайцы бестолково толпились на юте, стукаясь баллонами и головами, мы уже стояли на дайв-деке в полном облачении. Отмашка, первый пошёл - вперед! Я следом, заход в воду гигантским шагом. Шагая в ласковую лазурную воду, я ещё не знал, что делаю последний гигантский шаг в своей жизни. Нет, я пишу эти строки не со спиритического блюдечка. Я живой, но это последний шаг, сделанный обеими ногами. Погружение. Шипение стравливаемого из жилетов воздуха переходит в бульканье, мы выравниваем нейтральную плавучесть и плывем.

Мне здесь знаком каждый камень, каждый кустик кораллов. Креветки-богомолы суетливо перебирают по дну. Вдоль подводной скалы парит крылатка-зебра - караулит мелкую рыбешку. Вот и знакомая зеленая черепашка. Не обращая на нас ни малейшего внимания, она спокойно поедает кустик мягких кораллов. Сергей снимает всё на подводную камеру. Машу рукой в объектив. ОК?  ОК! Плавучесть и дыхание у моего напарника были отлажены, поэтому мы провели под водой почти час. Максимальная глубина 19 метров, время дайва 51 минута, температура воды 28°С. Это были показания моего компьютера. Стрелка монитора приближалась к красной зоне 50БАР. Большой палец вверх – начинаем подъем. Глубина 5 метров – 3 пальца к ладони – остановка безопасности 3 минуты. Выпускаю сигнальный буй и оглядываюсь по сторонам. Вот она, подводная треугольная скала, граница входа в бухту Майя-Бей. Выход точно в запланированном месте. Мы поднялись на поверхность, накачали буй (болтался ярко-оранжевой колбасой).

Ничто не предвещало беды.

Я осмотрелся по сторонам… Наш кораблик болтался метрах в 100 от нас, собирая разбросанных по поверхности китайцев. С другой стороны, виднелся борт судна «Гиппопотама», тоже дайверского, собиравшего своих пловцов. Больше никого. Можно отдохнуть на поверхности и расслабиться. Получилось только ненадолго. Нарастающий звук лодочного мотора я услышал сразу. Мотор мощный и слышно хорошо. Посмотрел в сторону бухты Майя-Бей – никого. В другую сторону моря, направляясь в бухту, шел спидбот на полном ходу. По местным законам все суда, направляясь в бухту, должны были снизить скорость до 5 км/ч. Этот шёл, не сбавляя скорость. И шёл прямо на нас. Прошло несколько секунд, пока я оценил ситуацию – спидбот не сбавляя скорость двигался прямо на нас. Промелькнула мысль сдуть воздух, уйти под воду – нет, не успею. К тому же, а напарник? Успел сказать: «Блин, он что, не видит нас?!» И вот, нос спидбота почти на головах. Кажется я успел крикнуть: «В сторону!», схватил Сергея за лямку жилета, изо всех сил гребанул ластами, уходя в право. Поздно. Борт спидбота, заслонил горизонт, и я почувствовал удар по голове. Показалось не сильно, почти мягко. Перед глазами вспыхнул ослепительный свет, словно включили сотню ламп разом, сознание померкло.

Ослепительный свет перед глазами. Яркое световое полотнище начинает распадаться перед глазами на кубики, словно пиксели на экране компьютера. Я начал видеть голубое небо, яркое солнце, лазурную воду, силуэт напарника. Живой!!! Неужели пронесло? – «Сергей, ты как?» В порядке? Сергей медленно повернул голову, лицо из загорелого становилось мертвенно-бледным. «Не пронесло!» Рванул к нему, правая нога отдалась острой болью и только тут я заметил, как вокруг нас расплывается по воде розовое пятно. Мы заорали почти одновременно. Помогите, «HELP!». Мой крик оборвался почти сразу. Я не понял почему не могу кричать «помогите», слова вязли в горле… Мгновенно вспомнил чему учили на курсах заорал «ПИЦЦА-ПИЦЦА», замахал руками. Получилось, нас услышали. С одной стороны подходил «Гиппопотам», с другой – какой-то спидбот. Оговорюсь сразу, спидбот был другой, не тот, который пронесся по нам. Водитель того судна даже не заметил, что совершил наезд на дайверов. Он спокойно ушёл в бухту и был задержан лишь спустя час. Его номер хорошо разглядел капитан «Гиппопотама».

Вернемся к нашим событиям. Суда подошли, я отчетливо видел лица людей, находящихся на борту. Сергей потерял сознание, повис на жилете. Затем раздался басовитый гудок, подошло третье судно. Это был наш «Скулдайверс». В этой ситуации я отдаю долг мастерству капитана и слаженным действиям нашей команды. Капитан погасил ход на развороте и аккуратно подал судно кормой к месту трагедии. Сергей-инструктор, Кассе, Поль и ещё кто-то тут же прыгнул в воду. Меня быстро освободили от комплекта, подняли на дайв-деку, Сергея следующим.

Помню, как рвали из руки буй и не могли вырвать. Я вцепился в него мертвой хваткой. Помню, как накладывали жгут выше колена. Помню вид своей правой ноги, порубленной винтами. Тогда она была почти целой, только как-то неестественно подогнута. Я почти терял сознание, видимо начался шок. Постоянно кричал – «спид-бот, это был спид-бот, по нам проехал спидбот!». Дмитриев, потеряв сознание, лежал рядом на палубе. Ему досталось больше, чем мне, одну ногу срубило винтами выше колена, вторую тоже задело. На протяжении всего пути в порт Кассе поддерживал меня за плечи, а Серега держал за руку. И повторял – «Дима не молчи, говори со мной». И я говорил почти одну только фразу: «спид-бот, это был спид-бот!!!», как на заевшей пластинке. Потом перестал повторять и её. Это была не потеря сознания, а просто пересохло горло. Не молчи! Не смей терять сознание! Я смог только прошептать - «воды». Серега кинулся за водой. Несколько глотков холодной воды привели меня в чувство. Сознание прояснилось. Я отчетливо видел, что судно уже вошло в нашу бухту Дон-сай и задним ходом подрабатывает к пляжу.

Позже я узнал, что госпиталь Пхи-Пхи находится почти на самом берегу, и так было быстрее доставить нас в операционную. Корабль кормой почти уткнулся в берег, но полоса воды до пляжа была ещё приличной. Несколько человек с каяками в руках бросились в воду к корме. «Соревнования что ли,» - мелькнула слабая мысль. Нет, это всё делалось для нас. Забежав по грудь в воду, тайские парни аккуратно поместили нас на плоскодонки, и по воде бережно, а потом на руках вынесли на асфальтированные дорожки, ведущие к пляжу. Здесь уже стояли каталки, ждали врачи и медсёстры. Нас переложили и повезли. Мою каталку почему-то немилосердно трясло, перед глазами всё прыгало, и я закрыл глаза.

Очнулся я уже в прохладных недрах госпиталя. Надо мной склонилась красивая девушка в сиреневом халате медсестры, что-то промяукала по-тайски… Укол, наверное, еще будет делать - подумал я, но увидев, что у неё в руках, невольно вздрогнул. Большие ножницы, как у портных. «Это ещё зачем,» - поинтересовался я.  Девушка ещё что-то сказала, прохладный металл коснулся моего плеча, и послышался неприятный хруст. Я непроизвольно дернулся, что за хрень? Тайка показала мне куски моего гидрокостюма. Вот оно что. Костюм разрезали вокруг всего тела, чтобы не потревожить поврежденную ногу. Прощай старый, добрый коротыш «Waterprof». 13 лет службы — это много для костюма. Геройское окончание службы.

Прохладный металл ножниц переместился в область паха. Вот тут я дернулся посильнее…))) Там-то какого черта надо? Ножницы щелкнули. Девушка с улыбкой показала мне куски плавок. Я выдохнул. «Дурачком так сделаете,» - успел я сказать перед тем, как провалиться в забытье от обезболивающего укола.

Времени прошло не много. Я очнулся довольно быстро. Носилки мерно покачивались, меня с Сергеем несли к большому катеру, пришвартованному у берега. Как выяснилось позже, в госпитале Пхи-Пхи нам оказали первую помощь и теперь отправляли на материк для проведения операции. Кто-то тихонько пожал мне руку. Я приподнялся и увидел рядом с носилками Палыча Левинского. «Слава богу Паша, ты здесь, страховка в сейфе, ноутбук там же. Сообщи нашим как всё было». Страховка в этот момент мне казалась важным делом. «Куда нас?» - «На Краби, - ответил Паша. - Там отличные хирурги. Все будет хорошо. Держись». Я успел только кивнуть, нас уже грузили в катер.

В катере прилично трясло, боль усилилась, потом карета скорой помощи, опять укол, капельница, дорога. Потом госпиталь Краби, бесконечные больничные коридоры, бесконечные люди в халатах, белых, сиреневых, зеленых. Ослепительная белизна операционных. Маска с наркозом на лицо. Свет. Свет гаснет, забытье. Очнулся я глубокой ночью уже в палате. Все тело ломило, правая нога отзывалась пульсирующей болью. Но была, была на месте. Забинтованная, упрятанная в какую-то решетчатую металлическую конструкцию, но была. Вздох облегчения. Вдох дался с трудом, меня мучила лютая жажда. Во рту было сухо, как в пересохшем в пустыне колодце. На соседней кровати ворочался и стонал Сергей Дмитриев. Да, вот такое вот пробуждение. Боль я начал потихоньку загонять туда, поглубже в себя, но жажда! Жажда становилась невыносимой. Так я в больнице или где? «Сестра! - позвал я, насколько смог громко, - сестра, систер! Воды! Вотер! Вассер! Шпрехен зе дойч, мать вашу!»

Наконец меня услышали. Явилась симпатичная тайка в сиреневом облачении. Я возликовал. Рано обрадовался. «Сестра, вотер!», «No water,» - промяукала сестрица. «Как это, нет воды, вы что охренели? Воды!!!» - «No water». Я уже реально хрипел, просил пить, но понимания не было. Воду не давали. В голову лезли дикие мысли, как так, уцелеть под катером и погибать от жажды? Жесть! Позже я узнал, что это были последствия наркоза. Отходняк. Операция длилась долго, наркоз был сильным. Но тогда я этого не знал. Пить тоже было нельзя 8 часов. Этого я тоже не знал. Кое-как мне удалось заснуть.

Утром явилась целая делегация. Администрация провинции «Краби», какой-то премьер, начальник полиции и еще какой-то член какой-то партии. Далее по стандартной схеме. Заверение в любви и дружбе, соболезнования, обещания всякой посильной помощи и что виновные будут наказаны. Какие-то подарки, сувениры. Главное, что наконец-то принесли воды. В общем, в лучших традициях народных избранников. И, забегая немного вперед, скажу, что ни одно не было выполнено. Наконец аудиенция закончилась, великие разошлись. Мне сделали перевязку, принесли поесть. Пресная, безвкусная, больничная еда. А затем, явилась вся наша подводная банда, весь 3-й интернационал клуба «Скулдайверс» острова Пи-Пи-Дон. Кассе с француженкой Мишель, хмурый француз Пауль, с которым мы постоянно ругались на боте, японка Саши. Ну и, конечно, Паша. Паша вручил мне мой ноутбук (класс, хоть будет связь с Родиной), телефон, гостинцы, рассказали новости. Операция прошла успешно, ногу спасли. У Сергея дела хуже, состояние не стабильное, отправляют в Бангкок. Водитель спид-бота задержан, идет полицейское расследование. Нырялки на локальных сайтах прекращены до окончания расследования.

Я чертовски рад был всех видеть! Спасибо вам всем, ребята!!! Это было лучшее лекарство!

В тот же день, Сергея Дмитриева отправили в Бангкок. Вместе с ним поехала его жена Евгения. Так завершился этот день.

На следующий день мне назначили еще одну операцию. Без счета сделали систем и антибиотиков, и переливания крови, а крови я потерял много, вот и вливали обратно. Каждый день, кто-нибудь из ребят с острова приезжал и дежурил около меня. Привозили вредную еду (гамбургеры, фри, стейки), так как больничная была пресноватой. Передавали приветы и гостинцы от всей дайверской тусовки. Основные новости были про то, что писала тайская пресса про нашу трагедию, как она только не юродствовала!!!

Писали, что из-за отсутствия дайверских навыков сбились с курса и выплыли на фарватер прямо под судно, или «два неопытных русских дайвера не справились с плавучестью и всплыли прямо под винты катера!» и т.д. и т.п. Но это было всего лишь пустое сотрясание воздуха. Факты говорили о другом. А факты – самая упрямая вещь на свете, как говорил Воланд в известном замечательном произведении «Мастер и Маргарита», которая была моей настольной книгой в госпитале Краби.

Полицейское расследование завершилось через 2 дня. Вина водителя спидбота установлена полностью.  Выставленный мною буй видели десятки людей, они же были свидетелями наезда. И скорость спидбота была далеко от положенных 5км/ч. Видели, как он прошел мимо, не заметив нас. Нами были соблюдены все стандарты безопасности. Лежа на больничной койке, у меня было время поразмыслить, почему так получилось? В чем я допустил просчёт? Ведь у меня достаточно большой опыт погружения на Волге и работа в Египте на Красном море? Ведь доводилось мне и всплывать под судами, и там, и там уклоняться от винтов волжских моторов. Почему??? Никогда не предугадаешь все ситуации. В данной ситуации я слишком доверился местным стандартам безопасности и погорел на этом. Здесь тебе реально вынесут мозги, если под водой ты коснешься камешка или задержишься с новичком при погружении, который не может продуться, но сквозь пальцы смотрят на лихачество плавсредств. Под водой у тебя больше шансов избежать трагедии, так как и звук в воде распространяется быстрее и маневренности (всё таки трехмерное пространство) больше. На поверхности у нас было мало шансов. Лихачи везде одинаковы, на всех мировых просторах. Пытался подвести итог. Ну да, не повезло, попал под винты. Самое главное – остался жив, ногу сохранили. Несколько месяцев – и снова буду ходить и плавать. Вот она, нога-то.

Но всё было не так-то просто. День за днем. Дежурства друзей. Ночные операции. И вот, седьмой день. В этот день у меня дежурила испанка Эстер. Как обычно умывание, бритьё. Сеанс связи с Родиной по ноутбуку. И вот какой-то тревожный обход, слишком много врачей. Испуганные глаза испанки. Лечащий врач отводит глаза. В потоке незнакомых слов прозвучало слово, которое я знал по латыни. Гангрена. Все оказалось не так хорошо, как я думал. Слёзы на глазах Эстер… «Не плачь испанка, мы еще повоюем…» Гангрена, гангрена, ему отрежут ногу… Почему-то вспоминались слова из рок-оперы «Повесть о настоящем человеке». Было такое произведение в Советском Союзе. Я почему-то не верил, что это происходит со мной, меня пробило на черный юмор. Ведь 21 век на дворе, медицина творит чудеса, нога же вот она, почти целая. Нет… мой лимит на чудеса закончился, когда я всплыл живой из-под катера.

Потом появился Паша. Усталый и встревоженный. Был краток. Осложнения. Тайские врачи ни за что не ручаются. Только резать. На родине берутся спасти. Друзья нашли способ переправить меня в Москву Аэрофлотом, там ждут. Ночью последняя операция (на местном уровне). Консервация ноги, блокада. Утром с Пхукета в Москву, там встретят и в СКЛИФ. Мужайся, держись. А что, у меня есть варианты? Держусь. Под вечер Паша ушёл, уводя с собой Эстер. Девчонка переживала больше меня. Еще раз спасибо, всем добрым искренним людям с разных концов света. Большое человеческое спасибо!!!

Вечер помню смутно, я внутренне настраивался на перелет. Поездка на каталке в операционную, наркоз и пробуждение утром. Паша был уже в палате, собирал мои вещи. И остальные ребята тоже. Кассе, Мишель, Паскаль, Эстер и другие. Обнимались, целовались, желали счастливого пути. Момент отъезда, меня погрузили на каталке в скорую помощь, и мы тронулись. До свидания, друзья! Никогда не забуду, что вы для меня сделали. Где бы вы ни были, я вас обязательно найду! А пока на Родину!!! Я вернусь (как говорил Терминатор).

Паша сопровождал меня до таможенной зоны аэропорта на Пхукете. Там передал меня на руки сопровождающему врачу воздушной медицины. Есть такая специальность, оказывается. Мы обнялись, пожали друг другу руки. «Паша, тоже до встречи!» Последний этап на пути домой начался…   Воздушный перелет от Пхукета до Москвы занимает чуть больше 10 часов. Половину пути в Москву я проспал. Благодаря находчивости моих друзей мне был куплен один билет за полную стоимость и забронированы два соседних кресла. На них-то я смог удобно и комфортно разместить свою ногу в аппарате внешней фиксации. Доктор Руслан находился всё время неподалёку, на соседнем ряду. Каждый час проверял пульс, мерил давление. Всё было в норме. А вот доктору досталось хлопот. Не прошло и часа после взлета, как прозвучал в динамиках голос стюардессы: нет ли среди пассажиров врача? Руслан поднялся, взял сумку с медикаментами и ушёл вглубь салона. Вернулся правда, быстро. И началось.  «Доктор, там пассажиру плохо. Доктор, там у женщины в 17 ряду давление… Доктор, а вы не посмотрите? Доктор, а вы не будете так любезны?» Будет, будет. На то он и доктор. В общем, сложилось впечатление, что Аэрофлоту доктора требуются на постоянную работу на рейсы. Я всё это время либо дремал, либо смотрел фильмы.

Наконец-то посмотрел фильм «Эверест». Много слышал о нем от альпинистов, с которыми вместе ныряли. А посмотреть всё руки не доходили. Впечатлён! Фильмы помогли мне скоротать путь домой. И вот наконец-то в динамиках раздался голос бортпроводницы: «Уважаемые пассажиры, наш самолет совершил посадку в аэропорту… Москва, пристегните ремни и т.д., и т.п. Посадка. Мы с Русланом дожидаемся выхода всех пассажиров, я последний. Меня транспортировать не так уж легко. И вот транспортный терминал. Стюардессы сердечно прощаются с доктором, он им очень хорошо помог в этом рейсе. А я… Вижу встречающий меня эскорт. Вижу своего лучшего друга Игоря Климанова, с кем немало миль пройдено под водой. Бросил всё, приехал встречать меня. Слёзы наворачиваются на глаза. Дружба не знает границ и часовых поясов. Я Дома. Среди своих, среди друзей. Здравствуй родина. Блудный сын вернулся. Все будет хорошо…

IMG_20180610_173122IMG-524e7c275b5ab827d248a6e7bdfcc90b-VIMG-8234c4a0989dc75afae8927653b537b7-V

Возникли вопросы?

ОСТАВЬТЕ ЗАЯВКУ НА БЕСПЛАТНУЮ КОНСУЛЬТАЦИЮ

Наш Адрес:
143930, Московская область, город Балашиха, микрорайон Салтыковка, квартал Зворыкино, дом 30
Телефон: